Мадридские толки III


         Если бы я не знал о нём ничего, то в моей жизни совершенно ничего бы не изменилось.
         Однако узнав о нём хоть что-то, дальше остановиться невозможно. Ведь количество противоречий, слухов, домыслов и всевозможных историй доходят до абсурда, а порой даже переходят эту грань, устремляясь в настоящие дебри.

         Можно было бы описать его как господин «из грязи в князи» (с фактической стороны вопроса — тотальное попадание), но, на самом деле, полет этой личности куда выше, чем ярлыки, присвоенные ему и навешанные на него кем бы то ни было.
         Только вдумайтесь: он присел на престол короля! Да-да, на престол короля… Испании!
         Присел, ни разу не присев! Представляете!?

_20180218_102818

         Есть только один исторический персонаж, встретиться с которым я бы хотел сильнее – это Бенджамин Фраклин. Эта встреча обязательно случится в будущем, а пока жизнь (какая из?) свела с Мануэлем Годоем. Пожалуй, с самым гнусным персонажем в испанской истории. Кажется, его ненавидели все, кроме двух самодуров — короля и королевы.

         Он стоял уверенно, самовлюбленно, зная, что со стороны выглядит неотразимо:
         — Ну что ты всё мнёшься! Задавай свои вопросы… — начал Годой резко, без какой-либо раскачки, без каких-либо предварительных «ласк», так хорошо известных ему.
         — Да какие вопросы! Посчитай: сколько монументов павшим за Испанию на твоей совести?
         — Я смотрю ты подготовился. И что? Люди… Каждый из них мог быть на моём месте. Кто-то испугался, кто-то захотел и не смог, кто-то слишком принципиальный. А я сделал. Не кричал по углам, не жаловался на судьбу, а молча делал.
         — Ты про Марию-Луизу!? Не тот случай, о котором стоит кричать по всем углам, – и так все знают, что ты с ней делал.
         — Ты можешь паясничать столько, сколько твоей душе угодно! Но истина такова: пока Наполеон влачился лейтенантом, я уже принимал почести генерала. Как тебе такой расклад!?
         Правда и то, что, люди трубили на весь Мадрид, мол молоденький Годой нашёл свою стареющую дамку. И что с того? Был ли другой, альтернативный, путь у меня? – Определенно, нет. Это у вас в России могут и свои альтернативные олимпийские Игры провести, и жить за железным занавесом, рассказывая о том, как это здорово и отлично. А мне приходилось биться и пробиваться. По-черному. По-грязному. Думаешь, я это не осознавал?
         — Не похоже, увы…
         А зачем полез в политику, маркиз?
         Наскучили утехи?
         — Глянь на этого Карлоса!
         Ему бы брюхо набить, на коне поскакать, из ружья пальнуть разочек. Но даже здесь он умудрялся делать всё совершенно криво и неправильно. Умудрялся жить в своём «ванильном» мире. Умудрялся вредить народу, ничего не делая. В этом его беда…
         Что до наших отношений с ним, то было время, когда я думал, что он не знает о моих связях с королевой… Но потом открыл нечто большее! Он любил меня. Любил! Как друга, как брата, как равного. Он знал о своей никчемности, а тут перед ним я. Красивый и успешный. Бесстрашный и независимый. Готовый на всё ради конечной цели и дарящий мнимое уважение королю. Ему это, конечно, льстило. Очень сильно. За это он готов был прощать все мои выходки.
         На самом деле, за Марию-Луизу он мне однажды сказал «спасибо». Эта бестия была его главной проблемой.
         — Но «Князь Мира»… Так пафосно и бессмысленно. Ты хоть понимал, насколько у тебя получалось очернять испанскую историю, – меня было не остановить, поскольку все титулы Мануэля – одна большая профанация.
         — Я – её лицо, друг мой.
         Я – испанская история. Со всеми её королями и королевами, которые в похоти искали счастье. В картинах – правду. В золоте – любовь.
         Я взял своё, давая всем то, чего они все так хотели. А они хотели настолько приземлённых вещей, что любой с улицы мог удовлетворить их потребности. Вот тебе испанская монархия!
         Признаю, были и те, кто дали Испании новую жизнь, новые идеи. Но моя современность требовала «грязи». А я «грязи» никогда не боялся…

Processed with VSCO with q3 preset

Madrid, 2018

         И тут вместо прекрасного и вызывающего мужчины я увидел 84-летнего старика, который потерял лоск, величие и свою силу. Он удалялся неспешно, постоянно оглядываясь по сторонам.

         На родине, в Испании, он не был больше 30 лет – вплоть до самой смерти. Этой самой смерти ему желали в этом самом Мадриде. Чуть ли не каждый встречный. Его «грязь» спасла его от людской расправы, но расправа «по совести» всё-таки состоялась… Спустя десятилетия после изгнания из страны Годою всё простили и даже подарили шанс на возвращение. Но он так и не вернулся, оставшись на всегда трусливым изгоем.

         Маркиз Альварес де Фария, герцог Алькудия, генерал, князь, генералиссимус… Сколько бы ни вешали ярлыков на Мануэля Годоя, величия он так и не добился. Нигде. Никогда.

Рубрики:Adventure, Истории, Люди, Рассказ, Stories, TravelМетки: , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: